Над Луценко в СИЗО устанавливают эксперименты

db17acda

Луценко С начала судейского совещания 23 мая стало понятно, что Юрий Луценко поменял стратегию действия.

Не смогла Юлия Медушевская посоветовать подсудимому представиться, как из клетки ей дали ответ:

- Я бы вначале планировал выяснить, кто Вы. Заметить Ваше удостоверение арбитра, и акт компьютерного отбора по данному процессу, чтобы осознать, с кем я имею дело.

Арбитр недоуменно подняла брови. С подсудимым Луценко она (в роли члена судейской коллегии под управлением арбитра Вовка) просидела в данном зале тысячи часов (огромную часть времени находясь в таком-то вялом трансе), и сама идея о том, что в настоящее время, слыша 3-й, «диоксиновый», момент по его занятию, нужно демонстрировать ему собственное удостоверение, показалась ей безмозглой.

- Вначале давайте не будем не соблюдать процесс, — блекло заявила она, – а поставим Вашу личность. Затем будет объявлен состав трибунала.

- Я готов предоставить решения арбитру, — отвечал обвиняемый, упирая на слово «арбитр». – И я хочу выяснить, считаетесь ли как раз Вы тем арбитром, которая прописана на слушания данного дела. И Вас ли отнял, в соответствии с законодательством, компьютерный подбор?

Тезис о том, что российских арбитров для настолько важных действий «втемную» отнимает персональный компьютер, давно вызывает у понимающих людей усмешку. У г-жи Медушевской на ровном лице возникла морщинка.

- …Любой может одеть мантию, — возобновлял тем временем Луценко – присесть за стол и играть от имени Украины. Я хочу выяснить, кто точно, и на основании каких бумаг, в настоящее время располагается в президиуме.

- Юрий Витальевич, — отвечала Медушевская – в настоящее время будем ставить Вашу личность. В соответствии с ходом, предположенным Кодекс.

И стартовала клоунада с обоих сторон. У Луценко она выходила не менее натуральной – по крайней мере потому, что он «играл темными».

- Пожалуйста, Юрий Витальевич, представьтесь.

- Отдаю ответ человеку, который мне не отрекомендовался: Луценко Юрий Витальевич.

- Дата Вашего рождения?

- На вопрос человека, не показавшегося в суде, отвечаю: я появился на свет 14 января 1964 года.

- Где Вы появились на свет?

- Удовлетворяя причастность человека, который не отрекомендовался в суде, говорю, что появился на свет в родильном жилище №1 города Точно.

На лице у небольшого, однако злого прокурора Лобанова возникла удовлетворенная ухмылка: дескать, напрасно ты так, Луценко, сейчас арбитр и подавно не будет кормить к тебе никаких наклонностей. Но, Луценко, по всей видимости, любви арбитра были «по барабану». И более того, он напрямую заявил, что обвиняет ее в сокрытии диагноза вирусного гепатита, который был у него замечен еще в начале сентября 2011 года.

Арбитр Медушевская, в то же время, наклоняла собственное. Уставившись в плоскость стола, она задавать вопросы:

- Вы женаты?

- Лишь из того, что Вы представили моим заступником Луценко Елену Степановну, любой человек, который хотел быть арбитром, может осознать, что я женат. Да, я женат.

- Где и кем Вы работаете?

- Г-же, которая не представилась в поставленном порядке, следовало бы понимать, что в настоящее время я работаю в СИЗО. В роли испытуемого тех, кто именует себя врачами, однако при этом 6 лет прячет мои разборы и болезни.

- А где располагается Ваша трудовая книга? – задала самый важный вопрос арбитр.

- Про это, не полагающая нужным представиться госпожа, я не могу предоставить ответ. Можно узнать про это у людей, которые при аресте мне также не представились и вытащили все бумаги у меня из кармана. У них на спинах было написано «СБУ», однако, как и в истории с Вами, это не означает, что они были работниками СБУ.

- Где Вы зарегистрированы?

- В Лукьяновском СИЗО.

- В соответствии с картой Вашей регистрации?

- …В Лукьяновском СИЗО в настоящее время моя карта и запись. Из «еврохаты» № 136 меня под конвоем принесли сюда в «евроклетку» Печерского трибунала.

- Где Вы живете?

- В «еврохате» №136. После того, как азиатские делегации начали навещать общественно-политических помещенных, меня перемести из монаршей норы в камеру, обмишуленную по-европейски.

Арбитр Медушевская помолчала и вяло заявила:

- Другими словами У вас нет возможности представить место собственной регистрации?..

В зале расплылся хохот: чересчур уж нелепо смотрелся данный успех спортивной бюрократии.

- Раньше были судимы? – вопрошала арбитр, не так давно в составе «тройки Вовка» лично осудившая Луценко на 4 года тюрьмы.

- Вашими усилиями – да…

Другому человеку с узкой духовной компанией резкости Юрия Витальевича могли показаться нетактичными, а его юмор – безобразным и откровенным. Но для того, чтобы иметь право, извини Боже, осуждать, следовало бы быть в коже Луценко эти два года…

…Когда арбитр Медушевская, глазом не моргнув, за пару часов уклонила все ходатайства обороны и установила следующее совещание трибунала аж на 18 июня, «Комитет», значительно колеблясь, все-таки задал подсудимому загодя завершенный вопрос:

- И не жалко Вам было страдать злосчастную девушку?

- Одолеть коррупцию, — начал Луценко, — можно только тогда, когда потери на нее будут выше легальный маршрут решения. Вот я и поднимаю потери (в этом случае – нравственные) арбитра, представляя отношение в нелегальном лишении меня состояния здоровья – своими данными. Вызванная ответственность и аналогичная окружающая окружающая среда – попытка затруднить телефонное право в российских судах.

- Тюремные врачи говорят, что вы ощущаете себя лучше…

- Разумеется, я лучше себя ощущаю сравнивая с маем минувшего года, когда меня доставили в клинику на двадцатом дне голодовки с открытым кровотечением в желудке и кучей язв. Сейчас они зарубцевались. Однако диагноз остался прошлым – неприятности печени, поджелудочной и пищевого тракта. Нашелся и тщательнейшим образом укрываемый с октября минувшего года вирусный гепатит, который я получил в СИЗО. Врача в клинике неотложной медицинской помощи на совесть провели разборы, начали исцелять. Я даже ощутил определенное понижение обычных болей. Однако в субботу пришла команда «управляющих друзей», и все операции были остановлены, а я незамедлительно доставлен в СИЗО. До сих пор ни диагноза, ни медикаментов я не обрел.

- Другими словами установленный Вам в клинике неотложной медицинской помощи диагноз «вирусный гепатит» ничего в вашей тюремной жизни не поменял?

- А они данный диагноз просто опровергают. Да, есть тест октября 2011, где темным по черному написано обнаружение вирусного гепатита TTV. Да, он доказан в начале апреля 2012 года. Да, кандидат лечебных наук после Исследование хорошо сообщает в довершение всего: симптомы проигрыша печени по виду приобретенного гепатита. Однако тюремный департамент и его работа болезнехранения утверждают: гепатита С нет! Однако разрешите, диалог так как проходит о гепатите TTV!

Необходимо размышлять, что в следующем релизе нам огласят, что я не имею чумы, холеры, водянки и плоскостопия.

- Не работает ли Евросуд по Вашему занятию тише, чем вы ждали?

- Полагаю, на Азиатский трибунал оказало влияние наше прокурорское волшебство «Лобанов», которого за экономные денежные средства доставили в Страсбург в целях психического воздействия. Дескать, дайте скидку, взгляните, как умственно-беззаботным нужно сражаться с нашей оппозицией!

- К слову, о войне с оппозицией. Что размышляете о передвижении Тимошенко в клинику?

- Ее перевод в клинику, как и экспорт оттуда, опять доказали, что все, помимо клизмы, в Партии районов делают через тыл.

Абсолютно правильно условие разрешить к излечению доктора Полищука, которому Ю.В. верит. К слову, это ее право учтено новым указом по тюремному департаменту, которым так очень гордится перед европейцами наша власть. После истории с инфицированием меня гепатитом и сокрытием данного прецедента на протяжении 6 месяцев – она три раза имеет на это право!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>